журнал. интересное

Наблюдения за живой и неживой природой
karl_y_klary

Мотаясь по городу по своим нехитрым делам, в целях остановить внутренний монолог, как завещал Батхисатва, сочинил стишок.
Назвал его

ГЛАМУРНАЯ СМЕРТЬ ЦЫПЛЕНКА

Цыпленка выжали в бокал,
Он усмехнулся и пропал.
Осталась только тушка,
От коготка до ушка...

Tags: ,

Igor
karl_y_klary
Igor

Чужое. Старое. Нравится. Со всем уважением.
***
Лев Толстой и все, кто напьется...

Лев Николаевич Толстой, как, бывало, напьется, сразу хрясь по столу кулаком. “Нельзя,” – кричит –“противиться злу насилием!” И тут уж ему под руку не попадайся – зашибет. Могучий был мужчина, боевой офицер, да и спортом занимался. А вот подавлению добра насилием никогда не препятствовал. Понимал, что это монополия государства и прочих власть имущих. Великий все-таки был реалист!

Федор Иванович Тютчев, как, бывало, напьется, обязательно стукнет кулаком по столу, вскричит : “Мысль изреченная есть ложь!” и к цыганам едет. Цыганам он завидовал самой жгучей завистью – у них не было мыслей, они ничего не изрекали, а прямогонные чувства кипучей своей души изливали непосредственно в песне, причем уровень вербализации никогда не превышал “Ай не-не-не-не”.
Потому Федора Ивановича любят и почитают как классика, а цыган просто любят.

Михайло Васильевич Ломоносов, как, бывало, напьется, так кулаком бьет не по столу, а прямо по мордам завистников и противников русской науки, которых вокруг него всегда крутилось великое множество, так что промахнуться было невозможно. А главную мысль свою он всегда излагал до того как напьется. Нальет себе водки в стакан из стеклянного графина, посмотрит на графин, скажет :”Если где чего-то сколько-то поубавится...”, выпьет, погладит себя по животу и завершает: “столько же в другом месте присовокупится. ” Потому он графу Шувалову с таким чувством о стекле и писал.

Мигель де Сервантес Сааведра, как, бывало, напьется, так всегда по столу рукой бьет. А кричит разное, в зависимости от того, какой рукой ударил. У него руки разные были – правая целая, а левая –искалеченная в битве при Лепанто (дон Мигель – самый знаменитый из участников этой битвы, и первейший среди писателей борец с исламским терроризмом). Вот если правой рукой ударил, кричит: “Ничто не стоит нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость! ” И если кто начинает возражать, протыкает того шпагою за невежество. А если левой рукой ударит, кричит: “Читать перевод – все равно что рассматривать гобелен с изнанки!”, и тут уже ему никто не возражал, поскольку народ вокруг в основном такой был, что не только гобеленов никогда не видели, но и читать-то не умели, даже по-испански.

Вильям Шекспир как, бывало, напьется, так ничего особенного и не делает. Ну там, побуйствует потихоньку, безумств мелких понасовершает, как любой нормальный мужик. А главный свой вопрос - “Быть иль не быть” он все про себя обдумывал, и только в 1601 г. опубликовал. Вопрос этот он до конца не решил, но до того им проникся, что сейчас уже никто толком и не знает – а был он (Шекспир) или его и не было вовсе. Одни говорят, что это Фрэнсис Бэкон под маркой Шекспира писал (он Шекспира на три года постарше был), другие – что графья Ретланд и Оксфорд, третьи – что и вовсе баба какая-то знатная. А многие шьют все это творчество Кристоферу Марло* (он Шекспиру ровесник был). Но Киту Марло чего только не шили, и при жизни, и посмертно – и что он в тайных службах работал, и что на него тайные службы за атеизм наезжали, и всякое прочее.
По сведениям К. Саймака (см. “Заповедник гоблинов”), в настоящее время дух Шекспира бесприютно и беспамятно скитается, мучительно пытаясь вспомнить – а чей же он все-таки дух?

Николаю Васильевичу Гоголю и напиваться-то не нужно было, чтобы впасть в меланхолическую задумчивость и начать причитать: “Эх Русь, птица-тройка, куда летишь ты ? Редкая птица долетит до середины Днепра!” И ведь как в воду смотрел – середина Днепра сейчас на Украине, как и конец, верхнее течение – в Белоруссии, а в России только кусочек самого начала остался.

Александр Сергеевич Грибоедов, как, бывало, напьется и стукнет кулаком по столу, обязательно забывает, что кричать надо, путается. Да и попробуй сообрази, если все “Горе от ума” на пословицы разошлось. Удачно у него получалось только когда он промахивался и падал под стол с криком “Чуть свет уж на ногах и я у ваших ног”. Так он с расстройства даже и напиваться перестал – все равно ведь без толку !

Антон Павлович Чехов был врач (тогда их докторами называли, но он знал, что был врач!), а здоровье у него было слабое. Человек он был честный и щепетильный и боялся, что вот-вот его дразнить начнут: “Врачу, исцелися сам!” И тогда он ушел из врачей в выдающиеся писатели (сразу в великие писатели редко кому удавалось уходить, приходилось сначала в выдающиеся, а то и просто в писатели). Как врач он знал, что напиваться ему нельзя, а идея у него была, и как всякому великому писателю ему хотелось ее пропагандировать. Тогда он придумал хитрость. Придет, бывало, в ресторан и кричит: “Эй, человек!” (так тогда официантов подзывали). Официант подойдет, а Антон Павлович на него смотрит с неодобрением: и говорит: “В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли, а у вас, милейший, все не так – мыслей отродясь и не бывало, лицо замурзанное, одежда засаленная... Какое-то вы, право, недоразумение, а не человек”. И так он по ресторанам и ходил с этой своей идеей, пока официанты от него прятаться не начали. Тогда он эту мысль для дальнейшей ее пропаганды в пьесу вставил, там ее врач говорит с крепким здоровьем, которому можно было напиваться.

Алексей Максимович Горький был тоже слабого здоровья и ему тоже напиваться было нельзя, но, поскольку в выдающиеся писатели он перешел не из врачей, а из босяков, он этого не знал и, бывало, напивался. Когда он был босяком, то купит, бывало, косушку или шкалик – на что денег хватает, и тем напивается. В такой ситуации, конечно, главную свою мысль не очень-то и выразишь. А вот когда у него бывали деньги на трактир, он страшно гордился этим повышением своего социального статуса, и прокричав: “Человек!” объяснял окружающим: “Человек-это звучит гордо!”

Александр Сергеевич Пушкин повторялся крайне редко. Но вот когда, бывало, напьется в Петербурге с приятелями-литераторами, обязательно к Ивану Андреевичу Крылову заваливаются и спрашивают: “А что Иван Андреевич, можно ли сказать “бывывало”?” К тому времени они уже позабывали, что много раз у него это спрашивали. Иван же Андреевич помнил, но виду не подавал и отвечал неизменно: “Не только “бывывало” можно, но и “бывывывало” тоже.”

Posted by Igor Skif on 3 мар 2018, 06:55


Наблюдения за живой и неживой природой
karl_y_klary

Дублирую старое. Пусть будет рубрика #Спокойной_ночи_взросляки(походите по тэгу, там интересно)
***
Когда-то очень давно, оч-ч-ч-ень давно, мне захотелось адаптировать песню Тома Уэйтса "Шоколадный Иисус" на мой русский язык. Не перевести, а именно - адаптировать, ухватив за хвост настроение...
Это, кстати, было задолго до "Биллис Бэнда" и их "Игр в Тома Уэйтса".
И я столкнулся с проблемой - песня вертится вокруг шоколадного Иисусика, которых готовят и выкладывают по католической традиции в Латинской Америке и США. У нас такой традиции нет, что делать?
И тут я вспомнил о шоколадном зайчике, (или дед морозе, но у меня чаще был зайчик), которого в моем советском детстве мама за несколько месяцев до Нового года покупала - такого красивого и шоколадного - и он хранился за стеклом в серванте, ожидая Нового Года. И я, пацан, смотрел на него и предвкушал - настанет время, придет Новый Год и мне его отдадут на съедение...
И тогда получилась песня "Шоколадный зайчик" (кто в комментах начнет юморить по поводу другой, гораздо более поздней песни с таким же названием - тот дурачОк и не лечится).
Это блюз. А блюз должен быть простым и душевным. Как Бездна.

ШОКОЛАДНЫЙ ЗАЙЧИК

1.
Осенью на улице несладко
И с утра, к тому же, дождь идет
Девочка, сжимая шоколадку,
Тихо-тихо песенку поет:

"Ты зачем, мой молчаливый мальчик,
Оставляешь девочку одну?
У меня есть шоколадный зайчик
- Он хороший, я его люблю."

2.
Мальчик появляется нечасто
И сидит на кухне, молча пьет
Мальчику, наверное, тоже несладко,
Девочка тихонечко поет:

"Ты зачем, мой молчаливый мальчик,
Оставляешь девочку одну?
У меня есть шоколадный зайчик
- Он хороший, я его люблю."

3.
Осенью на улице несладко,
Осенью на улице - тоска.
Девочка доела шоколадку,
И в субботу тихо умерла.

"Ты зачем, мой молчаливый мальчик,
Оставляешь девочку одну?
У меня есть шоколадный зайчик
- Он хороший, я его люблю."

Ну, оригинальное исполнение Тома Уэйтса вы все и без меня знаете, даю вам чудесный блюзовый ковер колумбийской банды The Hollow Bodies. Вот как-то так я задумывал и русскую версию.

Развлек ли я вас на ночь? Я рад.


Мои твиты
karl_y_klary

Апокрифы начала 19 века: Однажды Наполеон переоделся в простого человека и отправился на прогулку…
karl_y_klary
Апокрифы начала 19 века: Однажды Наполеон переоделся в простого человека и отправился на прогулку…

Posted by Igor Skif on 3 мар 2018, 09:31


Ну вот опять... Давайте, Люди, возьмите это заклятие на себя, весь день эта мелодия в голове…
karl_y_klary
Ну вот опять... Давайте, Люди, возьмите это заклятие на себя, весь день эта мелодия в голове…

Posted by Igor Skif on 3 мар 2018, 20:51


?

Log in

No account? Create an account