?

Log in

No account? Create an account

журнал. интересное

Previous Entry Next Entry
Igor
karl_y_klary
Igor

#Рабочее.
Пока вы там жрете мучное на ночь и пьете вредный вкусный алкоголь - кто-то работает, например я.
Редактирую новую фундаментальную книгу Владимира Борисовича Фейертага о джазе. Поделюсь любопытным пассажем, связанным с реакцией М. Горького на джаз в известной статье "о музыке толстых". У Владимира Борисовича - очень интересное замечание с позиции взаимоотношения "отцов и детей":

"1928 год. Горький ещё в Италии, но ... классика уже приглашают приехать, посетить, посмотреть молодую социалистическую страну, оценить новую культурную политику. Алексей Максимович посылает статьи в советские газеты. Никто конкретно не заказывал ему статью «О музыке толстых», она появилась в «Правде» 18 апреля совсем неожиданно, после того как Горький получил несколько
писем из России с просьбой оценить последние достижения человечества. Среди этих достижений — изобретение радио. Да, замечательная новинка, отмечает Горький, но звучащая по радио музыка его не устраивает.
Напомним текст: «Это — радио в соседнем отеле утешает мир толстых людей, мир хищников, сообщая им по воздуху новый фокстрот в исполнении оркестра негров».
А как Горький узнал, что на пластинке записан негритянский оркестр? В конце 20-х годов по радио передавали танцевальную музыку без всяких объявлений и комментариев. А, может быть, это информация от сына Максима, который коллекционировал пластинки с танцевальной музыкой, и его патефон, звучавший по вечерам на первом этаже каприйского особняка, писателя раздражал?"
_________
Меня заинтересовал этот пассаж (это уже я пишу, а не не ВБФ), и я решил побольше узнать - какие отношения были у Горького с сыном Максимом. В сети нашел любопытный художественный очерк (автора мне точно установить не удалось). Делюсь отрывками:
_______
"Как всегда по субботам, шумное население горьковской виллы фланировало по Сорренто в махровых халатах и тюрбанах из полотенец, с мочалками в руках — в отеле «Минерва», что стоял через дорогу от них, раз в неделю арендовали семь ванн, и, чтобы вымылись все, едва хватало времени с обеда до ужина (народу у Горького жило много: родня, друзья, родня друзей, друзья родни друзей, а также какие-то вообще неясно откуда прибившиеся граждане)…
Правда, нынешний субботний вечер был омрачен небольшой семейной ссорой. Сын Алексея Максимовича Максим — тридцатилетний, лысоватый, но неизменно живший с папашей — и его красавица жена Тимоша, за декоративность, безмолвность и отсутствие малейшей мысли в голове прозванная Горьким «прекрасным растением», одновременно взялись что-то рисовать и не поделили карандаши. На шум, весь в клубах табачного дыма, явился художник Ракицкий, живший у Горького уже несколько лет в особой, никогда не проветривавшейся комнате (от свежего воздуха у Ракицкого почему-то болела голова). Он надсадно кричал: «Максим, сейчас же отдай карандаш Тимоше! Ты старше, ты должен уступить!»"
***
"Максим почти всегда был при отце, и Горький чрезвычайно привязался к сыну, полюбив его несколько странной, абсолютно нетребовательной, словно животной любовью, заботясь только о том, чтобы тот был сыт и весел. Горький не задавался вопросом: отчего сын в тридцать лет не интересуется ничем, кроме тенниса, мотоциклетки, уголовных романов и синематографа. Максим никогда и нигде не работал, за исключением первых послереволюционных лет в России. ... Когда в 1927 году Горькому пришло время выбирать: возвращаться домой или остаться в Сорренто, Максим горячо уговаривал отца ехать. Ведь Дзержинский обещал подарить ему автомобиль!" ..."
____
Это опять уже я пишу: Если принимать атмосферу дома на Капри и отношения с 30-летним сыном подобным образом, то, вполне вероятно, модная Максимина музыка, которая мешала отдыхать и работать - вполне могла раздражать писателя. А если учесть, что рваная ритмичная музыка не понравилась Горькому еще в 1906 году (Горький тогда посетил Америку, слышал в цирке "оркестр негров", описание которого добавило каплю желчи в его критическую статью о США "Город Желтого Дьявола"... Но в Америке ему не понравилось с самого начала, когда их отказались селить в одном номере отеля с его гражданской женой Андреевой, объявив, что у них - христианская страна и жить в одном номере с любовницей нельзя.) - можно и здесь искать еще одну причину написания резкой анти-джазовой статьи "О музыке толстых" на целые десятилетия определившую официальное отношение к джазу в СССР.

На фото: Горький с сыном Максимом

Posted by Igor Skif on 4 дек 2018, 07:06