Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Кир Великий и халдей...

Иллюстрация: Кир Великий у стен Вавилона (художественное изображение)
Иллюстрация: Кир Великий у стен Вавилона (художественное изображение)

Иллюстрация: Кир Великий у стен Вавилона (художественное изображение)

— Кир, а Кир... Вавилон, не без нашей помощи, ты завоевал. Пора бы как-нибудь тебя и в Историю вписать. Чтобы через две с половиной тысячи лет тебя добрейшим и мудрейшим называли. И есть у меня одна идейка...

читать дальше...

Срез настроений: Про поцелуи, Гагарина, танго и другое...

Ваше настроение дня. Маленькие наблюдения.
Увиденное, подслушанное, прочитанное когда-то в открытых постах фейсбук и живого журнала*

Из этих эмоций я пытаюсь сделать для вас коктейль, обладающий вкусом этого дня.

Иллюстрация: современный бурятский художник Зорикто Доржиев "Песни И". 2015
Иллюстрация: современный бурятский художник Зорикто Доржиев "Песни И". 2015

читать на дзене

Наблюдения за живой и неживой природой

С наслаждением верчу в голове фразу, увиденную в комментариях. "Быков - это Безруков нашей литературы". Хм... Ну... Предположим... Тогда, например, Андрей Битов - кто? Валентин Гафт?
И - понеслось... Мячиком запрыгала мысль по гулкому и пустому залу моей черепушки: с криком: "Отдай шляпу" пробежал Войнович за удирающим юным Боярским; Трус, Балбес и Бывалый зажали в углу Булата Шалвовича, всунули в руки стакан и наливают туда плодово-ягодное; Захар Прилепин, не мигая, смотрит на Клинта Иствуда, а тот старается не отвести взгляд; мечтательно бродит, прижав к груди платочек, Новелла Матвеева, ища взглядом Татьяну Доронину, а выше, над всем этим бедламом, нарезает круги невозмутимый Джек Николсон в костюме Карлсона и с книжкой Генри Миллера подмышкой...
- Скажи, mon cher, а если мы тебе точно-точно скажем, кто является Софией Ротару русской литературы - ты откажешься от чашки утреннего ароматного кофе? - тихо прошелестели мне в ухо ангелы, с улыбкой наблюдая за всей этой порнографией.
- Нет, - решительно сказал я, подумав. И для убедительности энергично покачал головой.
- Фи, - вздохнули ангелы, поймали небрежным движением руки расшалившуюся мысль, скомкали ее, выбросили в мусорное ведро и исчезли.
А я... А я пошел варить кофе.
Так плотские удовольствия в очередной раз победили возвышенные литературоведческие мысли.